sioku (sioku) wrote,
sioku
sioku

Categories:

В муках будете рожать детей своих

Вероника родилась 2 июня в 21:56 весом 3865 г и ростом 54 см.



И это был самый длинный день в моей жизни.

10.00 Мы приехали с Женей в роддом, как и договаривались заранее, со всеми вещами, где меня приняла под белы рученьки Женина однокурсница врач акушер-гинеколог роддома 40-й больницы, которая вела меня последние недели беременности.



Ситуация такая: ещё в 38 недель на УЗИ диагностировали старение плаценты, мне честно дали время до 40 недель родить самой, периодически делая КТГ и мониторя состояние плода, поскольку в любой момент могла начаться гипоксия и неприятные последствия. В 40 недель я пришла ещё раз на КТГ, мне сказали что есть отрицательная динамика и настоятельно предложили не тянуть. Ночью детка очень сильно билась в животе, я перепугалась, и на следующий день прибежала на КТГ снова. Результат был примерно такой же, как накануне. Как выразилась мой врач Аня, "с пивом потянет". Дежурный врач мне предложила госпитализироваться хоть сейчас, я отказалась, у меня ещё была надежда начать рожать самой, а с моим врачом была договоренность на 2 июня – я решила не торопиться. Честно говоря, если бы не эта плацента, хрена с два я бы когда подписалась на стимуляцию, я всегда была против любых медицинских вмешательств, считая роды исключительно естественным физиологическим процессом. Хаха. Хотите насмешить бога, расскажите ему о своих планах. Неделю до дня Х и особенно весь день накануне я усиленно практиковала все возможные мне методы естественной стимуляции: я много ходила пешком, бегала на четвереньках, по лестницам, приседала и отжималась, приставала к мужу, принимала горячую ванну и даже делала стойку на руках в надежде, что хоть что-то поможет. Но роды так и не начались. Даже живот не тянуло. Ноль.

Женю пока отправили домой, а меня Аня посмотрела на кресле и совершенно неожиданно вынесла вердикт: многоводие. Которого ничто не предвещало, и которого не было видно на узи, а значит, оно развилось стремительно в последние дни-недели беременности. "Поэтому ты и не рожаешь", – заключила врач. Из-за многоводия, в отсутствие плотно прижатой к шейке головки младенца, организму нечем было дать старт ественным родам.

11.15 Меня направляют в отделение паталогии беременности и кладут на КТГ. Как ни странно, результат его оказался лучше, чем предыдущих. Но назад дороги не было.
12.30 Аня дала мне таблетку для стимуляции схваток. Она должна была сработать как пусковой механизм. Шейка была готова, и тогда казалось, нужно только немного подтолкнуть организм. Велела ждать тянущих болей в животе.
14.00 Слабые непериодичные боли внизу живота. Повторный осмотр на кресле – пока без перемен, чуть-чуть сгладилась шейка. Велено ждать регулярных схваток и считать интервалы.
Я шаталась туда-сюда по отделению, засекала схватки в специальной программке, читала плакаты на стенах. Очень хотелось есть, после завтрака в 9 утра я съела только йогурт, больше есть не разрешили (правда, потом ещё тайком умяла грушу). Схватки стали относительно периодичными где-то в течение двух часов, но были очень слабыми.
16.00 Дождавшись регулярной родовой деятельности, снова смотримся на кресле. Во время осмотра самопроизвольно вскрывается плодный пузырь. С этого времени начинается отсчёт безводного периода. Многоводие подтвердилось: из меня льёт как из ведра. Меня отправляют в родовую, мы вызываем Женю.

17.00 Приезжает Женя. Схватки по-прежнему довольно слабые. Аня смотрит меня на кресле: раскрытия ноль, шейка даже не сгладилась. Велят больше ходить, прыгать на мяче. Понемногу схватки усиливаются, но остаются очень непродолжительными – где-то полминуты – тут я сама уже понимаю, что что-то идёт не так. Мне делают укол ношпы, схватки он не ослабляет, а вот период расслабления мышц помогает сделать более эффективным для раскрытия. Ноль реакции на ношпу. Воды продолжают отходить! Сколько же их там!!!
18.30 Осмотр. Никаких изменений вообще. Шейка не разглажена, про раскрытие и речи не идёт. Решили колоть окситоцин. Заключение такое: окситоцин покажет, есть ли смысл ждать дальше. Если и от него не будет эффекта, значит, ждать больше нечего. Мне поставили катетер, принесли капельницу... И тут меня вскрыло. Медсестра ещё говорила: вот капельница, с ней можно ходить. Ха-ха. Ходить. Я как лежала на кушетке, так больше и не встала с неё вообще. С первой капли окситоцина меня накрыло такой адской болью, что глаза на лоб полезли. Я поняла, что это те самые схватки, о которых все рассказывают, но если в норме они должны прийти постепенно, по нарастающей, то меня застали врасплох. Я дабыла как дышать, всё на свете забыла, ничего не слышала, Женя очень старался мне помогать, постоянно напоминал о правильном дыхании, я старалась его слушать (правда старалась!), но от боли впадала в забытьё и думала только о том, когда очередная схватка закончится. Не орала, но стонать начала, строила гримасы и дышала нервно, часто, прерывсито. С этого момента я уже не так чётко помню, что со мной происходило дальше.
20.30 Под окситоцином я лежала два часа. Мне сделали осмотр и КТГ. Изменений ноль. Вообще. Шейка так и не начала открываться. КТГ показало начальную стадию гипоксии. Как сказала Аня, ребёнок долбится головой и всё без толку. Ворота закрыты. Уфф, пишу сейчас и слёзы на глазах. Так жалко себя и что всё пошло через жопу. Не этого я себе и своему ребёнку желала. Стало понятно, что ждать нечего. Пятый час без вод, дискоординация родовой деятельности, прогрессирующая гипоксия плода... Я подписала согласие на кесарево.

21.00-21.56 Женя был рядом со мной на операции. Он первый увидел Вероничку и первый взял её на руки. Когда мне сделали анестезию и схватки наконец закончились, я даже повеселела. Что-то там шутила с врачами, чувствовала, как мне вскрывают живот, как достают оттуда дочь. Через несколько секунд, когда она заплакала, я наконец расплакалась тоже. Лежала на столе, улыбалась со слезами на глазах. Мы, наверное, оба с Женей испытали невероятное облегчение тогда. Мне показали её, после осмотра врачей дали Жене подержать, потом приложили к груди и унесли со словами, что с ребёнком всё в полном порядке. А мне начали зашивать, и снова что-то пошло не так...
Последняя шутка, которую я отпустила, – "надеюсь, вы меня зашьёте до того, как отойдёт анестезия?" Я начала чувствовать беспокойство в области живота. Аня зашивала шов за швом, а мне становилось всё больнее... Анестезия отходила слишком быстро... Вот я уже начала стонать... Потом дёргаться, метаться на столе, потом ругаться... Я всё это плохо помню уже. Мне вкололи какое-то средство для отключки, и я ненадолго потеряла сознание. Как закончилась операция, как уходил Женя я не помню, с ним мы не попрощались. Всполохами сознание стало возвращаться, когда меня уже везли в реанимацию (почему-то именно в реанимацию везут после операции, а не в пит), помню, как везли по коридору, как привезли в палату...
23.00 Я пришла в себя. Написала Ленке, поговорила по телефону с мамой. Жене не позвонила. Помню всё плохо. Ноги не двигались, а живот продолжал болеть так, как до отключки. Я не могла пошевелиться, не могла никак облегчить свою боль. Снова начала метаться по кровати, потом расплакалась. Я, вообще, люблю плакать, мне это очень облегчает состояние. Но, наверное, не так часто в больницах плачу люди, мне показалось, что персонал удивился. Девушки очень обходительны были со мной, мне подали телефон, подали воду. Потом поставили капельницу и вкололи какое-то обезболивающее. Назавтра Женя должен был привезти обезболивающие таблетки, потому что единственное обезволивающее, которое в широком ходу в больнице, – кетанов, – мне нельзя. Когда укол подействовал, я на несколько часов уснула. Ночью привезли ещё двух девочек с операции. Спала всполохами. Действие укола заканчивалось, боль возвращалась... Но уже отошли ноги, и можно было хотя бы менять положение тела... В 4 утра я окончательно проснулась и больше не могла уснуть. Мучительно ждала подъёма. В 6 утра нас всех разбудили и заставили встать с кровати. Ооо. Это было что-то. Первый раз казалось, что живот порвётся прямо тут. Но я встала и даже немного походила. Безумно хотелось есть всю ночь и я постоянно спрашивала, когда завтрак. Я была голодная, злая, очень одинокая и несчастная, и в тот момент абсолютно уверена, что никогда в жизни больше ни под каким предлогом не подпишусь на такое.

7.00 Мне принесли Веронику.

Tags: Женя-Женечка, вераникакуликова, это мы, это я
Subscribe

  • Меня насиловал мой дед

    В общем-то, заголовком можно и закончить. Добавить только, что дед неродной, второй муж моей бабушки. Ну и ещё, что никто об этом не знал (или делал…

  • Она умерла.

    Она умерла. И это хорошо. Не то хорошо, что она заболела, не то, что мы не смогли её спасти, и уж точно не то, что её больше нет с нами. Хорошо,…

  • Ни убавить, ни прибавить, ёпта)))

    Получить предсказание

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Меня насиловал мой дед

    В общем-то, заголовком можно и закончить. Добавить только, что дед неродной, второй муж моей бабушки. Ну и ещё, что никто об этом не знал (или делал…

  • Она умерла.

    Она умерла. И это хорошо. Не то хорошо, что она заболела, не то, что мы не смогли её спасти, и уж точно не то, что её больше нет с нами. Хорошо,…

  • Ни убавить, ни прибавить, ёпта)))

    Получить предсказание